Даосский Центр "Великая Река"
Ло Цзи Хун: Жизнь в Тайцзи PDF Печать E-mail
Литература
Автор: Alberto   
12.04.2009 08:39

Данная статья - сокращенный вариант первой главы книги Ло Хунюаня о своем отце Ло Цзихуне. Оригинал статьи на англ. языке можно найти здесь.

Перевод на русский язык и редактирование сделан моими друзьями по ЖЖ. Статью также можно найти в ЖЖ

 

Часть 1.

 

Мой отец родился 12 августа 1920 г. в Китае, в деревне Синнин, расположенной в провинции Гуандун. Его предками были представителями народности хакка (на нормативном китайском языке это звучит как кэцзя, что означает «пришлые семьи» или «гостевые семьи»), мигрировавшие более ста лет назад из Центра на Юг Китая. 

Когда ему было три года, его отец (мой дед) уехал в очередную торговую поездку, во время которой он сильно заболел и умер. В итоге семья осталась без каких-либо средств к существованию, и моя бабушка до изнеможения работала на небольшом участке арендованной земли -  лишь  бы прокормить и одеть своего сына

 Жизнь хакка, которые поселились на беднейшей окраине провинции Гуандун, превратилась в постоянную борьбой за выживание. И чтобы покончить с этим, они    уделяли большое внимание образованию своих сыновей. Моя бабушка была не исключение. Большими жертвами она добилась того, чтобы ее сын смог получить китайское образование  в своей деревне. Мой отец сам осознал, что единственный способ улучшить жизнь своей семьи – это школа. Он быстро и хорошо учился и даже закончил несколько классов экстерном. Именно жажда знаний и самодисциплина в дальнейшем помогут моему отцу заниматься тайцзи, даже когда встретить квалифицированного инструктора  будет  настоящей редкостью.

После того, как он получает классическое китайское образование, он поступает в школу западного образца с аналитическим подходом. В это же время отец начинает изучать английский язык, который станет одним из двух главных увлечений его жизни. После окончания школы отец  принимает участие в конкурсе на получение стипендии в самый престижный университет Южного Китая – Чжун Шань (названного в честь основателя Китайской республики -  Dr Sun Yat-Sen), в городе Гуанчжоу. В 1944 г. его зачисляют в университет,  и тогда, вне себя от  радости, он переезжает в  г. Гуанчжоу, где и проучится до 1947, получив, при этом,  диплом по социологии.

До революции 1948 г отец преподает английских язык в младших классах,   в 1950 г. он становится управляющим местного госпредприятия, где проработает до 1956  г., пока  у него не начнутся серьезные проблемы с почками. Ему сделают операцию и удалят левую почку, но вскоре начнет отказывать и его правая.. Мой отец обращается к лучшим  в городе врачам, но везде он слышит один и тот же диагноз. Он так же обращался за помощью и к традиционной китайской медицине, но и это не улучшит его положения – его почки отказывали, и ему оставалось пять месяцев жизни. Друзья порекомендовали ему начать занятия тайцзицюань, но доктора были против, так как опасались, что это будет слишком большая нагрузка на его уже и так обессиленную почечную артерию. Его здоровье ухудшалось с каждым днем, за время болезни он похудел на 25 кг (с 65 до 40 кг).

Но мой отец, не обращая внимания на запреты врачей, все же решает каждое утро ходить  в местный парк и заниматься там тайцзи вместе со всей толпой энтузиастов. Отец, живя с вынесенным врачами смертельным приговором, почувствовал, что занятия тайцзи позволяют ему отвлечься от мыслей о его стремительно ухудшавшемся здоровье. Отец, вместо того, чтобы постоянно думать о своих проблемах, так сильно погружается в занятия тайцзи, что его тело начинает постепенно выздоравливать. Вообще, такое позитивное отношение к жизни и отказ от негативного взгляда на вещи много раз выручали моего отца в трудные жизненные ситуации.



 

 

Невероятно, но через месяц занятий  здоровье отца постепенно пошло на поправку.  А когда  он пришел на очередную консультацию к врачу, обнаружилось, что правая почка стала лучше работать, а внутреннее кровотечение вообще остановилось.

 

 

Тогда мой отец нашел инструктора тайцзи стиля Ян, которого звали Чжоу, и  приступил к интенсивному изучению тайцзицюань.  Спустя полгода занятий отец посетил своего хирурга, который был поражен от увиденного -  отец начал снова набирать вес, он выгладил удивительно сильным и резвым , и, практически, не осталось никаких признаков серьезной болезни

 Мой отец, когда его уже окончательно выписали из больницы, оказался в довольно затруднительном положении. Он почувствовал, что ему нужно продолжать заниматься тц, но, Мастер Чжоу жил в Шанду, что в 50 километрах от места, где тогда жил моей отец. Тогда он, только для того, чтобы продолжить занятия, снял чердак на крыше дома в Шанду, и возвращался к своей семье только, когда мог себе это позволить, то есть - не чаще одного или двух раз в месяц.

 

Занятия тайцзицюань

 

 Отец, по мере улучшения своего здоровья, все больше и больше привязывается к  тайцзицюань.  Он начинает проявлять интерес к боевой стороне тайцзицюань  - туйшоу. (толкающие руки). Но старшие ученики неохотно занимаются с ним туйшоу, боясь навредить ему, так как он все еще поправлялся после операции и болезни. Однако отец настаивал на своем, и тогда некоторые ученики  все же соглашаются делать с ним туйшоу, хотя и очень мягко.

В то время  - «расслабления» и «уступчивость» - наиболее распространенные концепции в туйшоу.  Мастер Чжоу подчеркивал общий принцип: «если ваш партнер продвинулся на метр, уступи метр». Мой отец не понимал, как победить партнера, если все время уступать.  Но Мастер Чжоу не мог это внятно объяснить,  и тогда отец начинает читать классиков тайцзицюань, а также те современные статьи и книги по тайцзицюань, которые  мог найти. К счастью, его классическое образование помогло ему разобраться в том, что написано в классиках «между строк». В то время книги по тайцзи были редкостью, и поэтому отцу обычно приходилось брать их почитать у друзей и знакомых. Если он находил что-то стоящее в этих книгах, то просто переписывал все от руки (ксероксов тогда не было). А когда отец приезжал домой, он очень часто просил помочь ему в этом деле. Я тогда был еще очень маленьким, и поэтому просто клал папиросную бумагу на страницу и копировал иероглифы как картинки, не понимания даже их значения. Такими были мои первые уроки по тайцзицюань.

В то время были распространены два  метода  в Туй Шоу:

 -  уступать пока партнер, перенапрягшись, сам не потеряет равновесие  («Инь»);

 - или укореняться настолько крепко, что партнер не сможет даже сдвинуть («Ян»). Неясный момент в первом методе это - как поступать, если партнер может расширяться быстрее или дальше, чем ты можешь уступать? Ну а второй метод подразумевает, что только физически более сильный партнер будет всегда одерживать победу. Занятия моего отца позволили ему прийти к выводу, что в тайцзы Инь и Ян должны быть всегда сбалансированы. Вместо предварительного «отступания», нужно замедлять партнера, используя пэн, подобно тормозам велосипеда. Он также осознал, что в тайцзи следует применять именно спиральную силу. Никаких прямых линий! Надо всегда направлять партнера по касательной. Для того, чтобы суметь уклониться от атаки необходимо изменить три показателя движения партнера: силу, скорость и направление.

 

 

  После года усердных занятий тайцзицюань, мой отец уже был в состоянии одержать победу  в туйшоу  над  старшими братьями по школе  (Ши-Сюн ), которые были  очень поражены и жаждали узнать секрет отца. Но они  были  не очень образованы, и поэтому не смогли понять то, что отец им рассказал про классиков тайцзицюань. Ученики отправились к Мастеру Чжоу и потребовали, чтобы он им объяснил то, как Цзи Хун добился такого прогресса.

Вскоре после этого Мастер Чжоу задержал отца после занятий и попросил его «соединить с ним руки». Мастер проиграл! На следующее утро Мастер пригласил отца к себе домой и сказал: «Я изучаю тайцзицюань в течение 30 лет. 20 лет я преподаю это искусство. Но, тебе, занимающемуся менее чем два года, удалось победить меня. Я горжусь достижениями ученика. Но скажи, как такое возможно?»

Отец объяснил, что добился таких результатов, благодаря  изучению классических трудов тайзци и очень жалел, что у него нет доступа к другим книгам.  Когда отец выразил готовность поделиться полученными знаниями с мастером Чжоу и другими его студентами,   то мастер Чжоу созвал всех старших учеников и потребовал, чтобы они отдали отцу все их книги по тайзци.  А поскольку отец был один из немногих учеников, кому по­счастливилось получить образование, и,  кто мог переводить китайскую классику, то  они сделали это с большим удовольствием, и  тогда отец погрузился в интенсивные их изучение.

В течение следующих семи лет, отец все свое время посвятил чтению трудов, теории и практике тайзци. Он прочесывал букинистические магазины в поисках работ по тайзци. Отец даже посылал заказы в Пекин, Шанхай и Тяньцзинь. Постепенно он со­бирает обширную библиотеку обо всем, что касается тайзци. А при изучении трудов раз­личных авторов отец все подвергал сомнению. Поскольку отец занимался самостоя­тельно, и на него не давил авторитет учителя, у него не было предпочтений в отно­шении какого-нибудь стиля. Отец рассматривал свои занятия как поиск истины. Он принимал классические теории тайзци, но хотел раскрыть их цель и связь с ежеднев­ной практикой. Отец чувствовал необходимость переложения этих теорий таким об­разом, чтобы их могли понять все

Анализируя ту или иную концепцию, отец  всегда задавался тремя вопросами:

  •  
    • Почему (например, почему мы должны «держать голову поднятой»?)
    • Как (например, как «держать голову поднятой»?)
    • Результат (например, если мы «держим голову поднятой», какой будет результат?)

При изучении различных текстов, отец выбирал определенную тему и рассматривал точку зрения каждого автора. В каждом источнике предлагались различные объясне­ния, различные аналогии и мнения. Чтобы расширить свои познания, отец начал изучать стиль У (У Цзяньцюаня) под руководством мастера Цай. В своей комнате он держал небольшую грифельную доску, на которой оставлял заметки о различных аспектах теории и практики. Я помню, как однажды там было написано «Поясница — пер­вый принцип». Это было напоминание о концентрации внимания  на минь-мэнь при любой технике.

Классические труды по тайзци утверждают: «поясница — основа всех движений». Отец считал, что нужно более полное объяснение. Он решил, что «поясница»  для старых мастеров  - это область, ограниченная «дан-тянь» и минь-мэнь. Почему эта об­ласть так важна? Каждый элемент движения (основание, частота, направление, раз­мах, интенсивность и скорость) начинаются отсюда, поэтому  это надо понимать и работать правильно.

Были случаи, когда исследования и эксперименты, проводимые отцом, оказывались чрезвычайно ценными для сообщества тайцзи. В одном из самых ранних руководств по тайцзи, автор подчеркивал важность в тренировке «обезьяньей головы». Более поздние авторы не понимали, что означает «обезьянья голова», и считали это опечат­кой.

(В китайском языке, иероглиф, означающие «обезьянья голова», пишется практически также как и иероглиф- горло». Неоднозначность добавляло еще и то, что  на некоторых диалектах они и произносятся одинаково)  Они объясняли, что автор имел в виду шею или горло. Никто не оспаривал ис­тинность этого утверждения до тех пор, пока отец не прочитал этот параграф в ори­гинале. Он размышлял неделями о значении «обезьяньей головы», и как это может быть связано с потоками внутренней энергии. Отец зарылся глубже в книги в поисках ответа на то, что в действительности хотел сказать автор. Однажды  мы пошли в зоопарк, и он меня повел прямо к клетке с обезьянами. Отец  очень долго наблюдал за животными, и  вдруг его озарило! Он заметил, что, когда обезьяны  обеспокоены,  чтобы лучше видеть, они встают на ноги, а в этом положении их подбородок слега прижат к груди.  А когда он начал имитировать эту позу при тренировках, то тут же заметил улучшения циркуляции  ци. Вот это и имели в виду старые мастера, когда говорили об «обезьяней голове»!

 Стремление отца  проверять каждый принцип  на себе - иногда проявлялось довольно в стран­ных формах. Например,  в некоторых книгах чувство «поднятой головы» сравнивалось  с удержанием на голове блюда с водой. Отец проносил блюдо с водой на голове целый день — и, в результате, на следующий день у него болела шея.

Он все время, даже в жаркие солнечные дни, начал носить зонтик на сгибе локтя, только для того, чтобы не забывать «держать локти опущенными», а маме так было стыдно, что она избегала идти с ним рядом на людях.

 Ну а, чтобы проверить свою теорию «спиральной силы» и «реагирования на внешнюю силу подобно пружине», отец целыми днями ездил на автобусе, стоя в проходе. Когда ав­тобус трясло на неровной дороге, отец позволял толчкам «сжимать» и «расширять» его тело.

Однажды он два часа стоял на мосту, наблюдая за волнами и сопоставляя движения своего «дан-тянь» с их ритмом. Однако кто-то из прохожих решил, что он собира­ется совершить самоубийство, и вызвал полицию.

Изучая и задавая вопросы, отец соотносил принципы и теории с ежедневной прак­тикой. Он считал, что книги приносят пользу, если  только вы изучаете тексты, соответствую­щие вашему уровню. Если же вы приметесь изучать то, к чему  ещё не готовы, то поймете текст неправильно —  и у отца было много подобных оши­бок.

Отец делился своими открытиями, и со временем заработал репутацию знатока тайц­зи.  Принимал принципы, разработанные старыми мастерами, он рассматри­вал их как кусочки гигантской мозаики, и пытался собрать столько кусочков, сколько возможно, и воссоздать цельную картину.

Отец разработал четыре метода исследования:

  1. Собрать
  2. Понять
  3. Проанализировать
  4. Развить

Отец часто сравнивал себя с волом с четырьмя желудками. В первый желудок он со­бирал всю доступную информацию. Во втором желудке он «переваривал» информа­цию до тех пор, пока не начинал понимать, что хотел сказать автор. В третьем он анализировал и разбирал информацию, вычленяя ценную её часть. И, наконец, в четвёртом желудке он анализировал все теории, не ограничивая себя одним стилем или школой.

Отец никогда не довольствовался простым утверждением принципов, но, скорее, пытался найти их взаимосвязь. Например, многие книги по тайцзи требуют «держать голову поднятой». Другие книги советовали «подтягивать минь-мэнь», а третьи - «выгибать таз». Отец обнаружил, что все три концепции связаны между собой и должны быть изучаемы вместе для достижения прямого позвоночника, а в результате этого - правильной стойки (примечание: после того, как отец достиг правильной стойки в тайцзи, его рост увеличился с 172 см. до 174 см.). Он обнаружил, что многие другие отдельные концепции, такие как «опускай локти» и «расслабляй плечи» и т.п.  - также взаимосвязаны и должны быть рассматри­ваемы как части общей картины. Так мой отец вносил свой вклад в литературу по тайцзи. Он собирал из многих источников различные точки зрения, неявно связанные между собой, и объединял их в набор принципов, доступным каждому в ежеднев­ных тренировках.

Отец разобрал концепции «инь/янь» и применил их к тренировкам тайцзи. В тоже время он использовал западный метод научного анализа для объясне­ния многих принципов тайцзи. Этот редкий дар синтеза традиционной китайской философии с западной методологией способствовал его быстрому прогрессу. Всю свою жизнь отец демонстрировал свою глубокую целеустремленность. У него был дар сконцентрироваться на предмете изучения и не отвлекаться ни на что другое. Если он решил что-то изучить,  то никогда не сдавался. При этом отец старательно записывал свои достижения  в надежде, что те, кто будет учиться после него, смогут избежать его ошибок и достичь цели быстрее.

   По тайцзи было написано десятки книг, главным недостатком которых было то, что они описывали уровень автора на момент их написания, но было очень мало книг в которых говорилось бы - как достичь этого уровня. Например,  в одной  из первых книг по тайцзицуань, написанной в начале 19-го века Ван Чжун Юэ - «Руководство по тайцзицюань,, говорится о уровне тайцзи  «9-го неба», но ни как  - о способах его достижения., и это была общей чертой многих книг по тайцзи. Отец попытался взять несколько различных концепций, объединить их в понятную философскую систему и описать путь, следуя которому, можно было бы достигнуть этих концепций.

По мере накопления знаний и проверки своих идей ежеднев­ной практикой, отец начал описывать свои открытия в статьях и рассылать их в различные журналы. Публикации принимались с интересом и часто служили катализатором оживленных дебатов. Отец часто публиковал рецензии других авторов. Одна такая рецензия, в которой он написал о книге Гу Люсиня, послужила началом его прекрасной дружбе с автором.

 

Часть 2.
 

Гу Люсинь

В 1958 году правительство Китая создает национальную комиссию по ушу, одной из основных задач которой было - создание упрощенной формы тайзци стиля Ян. Изданная комиссией книга представляла из себя всего лишь серию фотографий и диаграмм с изображением движений. Однако, через некоторое время, знаменитый мастер Гу Люсинь напишет книгу

Альбом: luo jihong
Как заниматься упрощенным тайцзц стиля Ян”, в которой он опишет необходимость развития во время занятий тайзци - «спиральной силы», внутренней энергии (нэй цзин) и потока Ци Он утверждает, что, хотя внешние движения и упрощены, но это никак не влияет на внутренний их аспект, который все еще требует традиционного подхода.

 

Мастер Гу, изучавший тайзци стиля Ян по руководством Ян Чжэнфу и стиль Чен под руководством Чен Факэ, несомненно, обладал достаточной квалификацией для написания подобного руководства (Ред: см. страницу 5 выпуска 2 журнала Ji Hong Tai Chi). Когда мастер Гу получает назначение заместителя директора шанхайского института физической культуры, он уже нескольких десятков лет занимался боевыми искусствами. У него была настолько высокая репутация, что Чжоу Энлай, премьер Китайской Народной Республики, попросил его отправиться в северный Вьетнам для обучения тайзци Хо Ши Мина. Но несмотря на это, книга Гу все же вызвала в Китае приглушенные споры по поводу теорий спиральной силы в стиле Ян.

Но тем не менее, именно Гу Люсинь использует свое влияние для сохранения и популяризации тайзци и ушу в Китае в то время, когда официальной позицией властей было подавление занятий боевыми искусствами как наследия «старого» Китая. Гу относился с уважением к другим стилям и побуждал мастеров открыть свое искусство для всеобщей пользы. Он рассматривал ушу как национальное достояние Китая и прилагал усилия для его сохранения и развития. Гу превратил бывший французский ипподром для собачьих бегов в центр изучения боевых искусств – Шанхайский Центр Ушу. В этот центр приезжали учить и проводить семинары многие знаменитые мастера различных стилей.

Но мой отец был из глубинки и не знал, кто такой был Гу Люсинь. Отец приобрел копию книги мастера Гу и с радостью обнаружил там свои идеи «спиральной силы» и «энергии сжатия пружины». У него были относительно незначительные разногласия с мастером Гу, с которыми он и поделился в своем обзоре книги. Но в газете не хотели публиковать статью, в которой выражалась хотя бы малейшая критика знаменитого и влиятельного мастера Гу. Вместо этого они отправляют копию работы моего отца мастеру Гу для принятия решения.

Мастер Гу был очень впечатлен глубиной проницательности автора и качеством статьи, он пишет отцу напрямую и прилагает статью из журнала про свой опыт преподавания во Вьетнаме. Так начинается регулярная ежемесячная переписка между отцом и Гу Лю Сином, которая продолжится до конца жизни моего отца, во время которой они обсуждали все аспекты истории, теории и методики тренировок тайзци.

Шанхайский период.

В 1963 году Гу Люсинь организует национальный чемпионат ушу в Шанхае, куда, для проведения демонстраций и семинаров, приглашаются знаменитые мастера со всего Китая. Кроме этого, туда просят прислать по команде и одному судье от каждой провинции. Мастер Гу персонально приглашает моего отца быть арбитром. К сожалению, провинция Гуандун не имела возможности оплатить его транспортные расходы, и поэтому отец из собственного кармана оплачивает билет на поезд до Шанхая. Мастер Гу оказывает огромную честь, встретив его на вокзале. И это была их первая личная встреча, хотя они уже и переписывались достаточно долгое время. Гу снова хвалит отца за его проницательность и технику, необычную для человека, который начал тренироваться относительно недавно. Отец ответил так: «Не спрашивайте, как долго человек занимается тайзци. Лучше спросить, сколько сил было отдано занятиям. Не время, а усилия являются решающим фактором прогресса».

Мастер Гу повез отца не в отель, а на встречу с Хао Шао Жу, признанным гранд мастером стиля У. В пути Гу объяснил, что на него произвели глубокое впечатления проведенные отцом научные исследования классических трудов тайзци и его глубокое понимание теоретических основ. Он хотел, чтобы отец во время его пребывания в Шанхае интенсивно изучал стиля У (Хао), по его мнению, стиль Хао является наилучшим выражением глубинных принципов тайзци.

Мастер Гу представил отца Хао Шао Жу и попросил его обучить отца основам своего стиля. Благодаря авторитету Гу Люсиня, мастер Хао принял моего отца в качестве студента. Мастер Гу попросит отца заниматься старательно и изучить как можно больше во время его краткого пребывания в Шанхае.

После этого мастер Гу отвез отца в отель. Прежде, чем отец распаковал вещи, мастер Гу предложил попрактиковаться в туй-шоу. После нескольких схваток, отец поинтересовался - не применял ли мастер Гу синь-и вместо тайцзи. Гу использовал в основном быстрые атаки по прямой линии. Это было первое знакомство отца с ближним наступательным стилем туй-шоу. Гу объяснил, что существуют три традиционные формы в туй-шоу.

1. Большой круг/спираль или длинная дистанция
2. Средняя дистанция или едва уловимая спираль
3. Короткая дистанция или невидимая спираль.

Гу являлся последователем стиля коротких дистанций и он объяснил, что требуется очень сильное внутреннее давление, иначе метод «невидимой спирали» будет неэффективен. Его туй-шоу было почти полностью наступательным, с использованием коротких, сжатых спиральных движений. В течении следующих трех месяцев, отец часто "соединял" руки с мастером Гу. Эти занятия научили отца увеличивать собственное внутренне давление и перенаправлять усилие противника назад, на него же, при этом, используя неожиданные, короткие движения. Отец объединил эту технику с техникой «большого круга – длинных дистанций» из его тренировок стиля Ян. Он считал Гу Лю Сина настоящим мастером тайзци, ценным учителем и хорошим другом. Благодаря репутации и влиянию мастера Гу, многие двери открылись перед отцом, и он имел возможность учиться у самых прославленных современных мастеров тайзци. Отец понимал, что он должен держать разум открытым для всех стилей и не пытаться изолировать себя от новых теорий и практик.

Хао Шао Жу

Каждое утро отец тренировался в парке с мастером Хао. Кроме этого, несколько раз в неделю он приходил домой к Хао для индивидуальных занятий, а позже начал посещать и специальные классы для лучших учеников. Хао Шао Жу был выдающимся мастером тайзци старой школы. Он добился подобных результатов, благодаря постоянным тренировкам на протяжении всей жизни, а также - богатому практическому опыту. Его обучение заключалось в следующем - он показывал студенту движение, после чего предлагал ему совершенствовать его самостоятельно, ну а следующее движение показал только тогда, когда полагал, что тот достаточно освоил предыдущее. В стиле Хао уделялось большое внимание поддержанию постоянного, сильного внутреннего давления во всем теле., кроме этого, надо было - «выгибать таз вверх» , чтобы «основной лук»(позвоночник )- был прямым. Для стиля характерны короткие движения, управляемые «Дан-тянь». Отец увидел, что Хао Шаожу обладал невероятной внутренней силой и был одним из величайших мастеров туй-шоу, с которым ему довелось встречаться. На одном из занятий Хао продемонстрировал технику «липкое копье», выбрасывая противника за ринг. На второй раз Хао заставил копье своего противника вылететь из его рук. В обоих случаях отец заметил только очень небольшие внешиние движения. Позже, скрещивая руки с Хао, отец говорил: «Чем сильнее я толкаю, тем сильнее ответная сила! И при этом я редко замечаю хоть какое-то движение!»

На протяжении первого месяца отец изучал только первое движение. Хао видел, что отец что-то делает не так, но а что именно, он не мог объяснить. В конце концов, отец попросил помощи у одного из старших учеников. Тот указал, что отец не «выгибал таз вверх» и, в результате этого, у него была неправильная стойка. Опыт отца в стилях Ян и У Цзянцюаня не подготовил его к подобным изменениям для выпрямления спины. Теория стиля Хао говорила, что, подгибая копчик, вы создаете «платформу» для Дан-тянь. Таким образом, «опуская Ци», можно сжать Дан-тянь намного сильнее и, соответственно, создать очень сильное внутреннее давление. Это давление позволяет принять любое внешнее воздействие, распределить его равномерно, а затем перенаправлять обратно на вашего противника. Отец, исправив свою стойку, постоянно тренировался..

 

Альбом: luo jihong
Альбом: luo jihong

В то же самое время, достигнув успеха в изучении основ стиля Хао, отец глубже проникает в принципы тайзци, в частности, в понимание внутренних движений стиля Хао. Он начинает лучше понимать глубокое значение теоретических основ, открывает новые значение в концепциях - «5 луков», «опустошение груди» и «расслабление плеч». Изменение было удивительным! После чего его прогресс пошел быстрее, и вскоре он выучивает все движения формы. Он обсудил свои открытия с мастером Хао, который был поражен тем, что отец смог выразить словами принципы , на инстинктивное понимание которых у Хао ушли годы. Хао Шаожу позже говорил, что «за многие годы преподавания он еще не встречал ни одного ученика такого высокого уровня как Лю Цзихуна». Ближе к концу своего пребывания в Шанхая отец будет даже помогать мастеру Хао в его демонстрация, во время которых Хао будет показывать, как надо делать технику, а отец, с его глубоким образованием и опытом исследований, будет объяснять, почему эту технику нужно делать именно так.

Все три месяца своего пребывания в Шанхае отец занимался стилем Хао несколько раз в день, и даже после его возвращения домой, этот стиль станет частью его ежедневных тренировок. У мастера Хао Шаожу отец научился, как создавать интенсивную внутреннюю энергию, с помощью которой можно получать, рассеивать и перенаправлять внешнюю силу противника.

В 1975 году стало понятно, почему Гу Люсинь хотел, чтобы отец изучал стиль Хао - Гу хотел создать труд с полным описанием 5 основных стилей тайцзицюань. При одобрении Хао Шаожу, он попросил отца написать главу по стилю Хао. Первые два поколения стиля У- У ЮйСян (1812 – 1880) и Ли И Ю (1832 – 1892) были образованными людьми, написавшими трактаты по тайзци. Как мастер Гу, так и мастер Хао понимали, что отец с отличной теоретической и практической подготовкой сможет объяснить и модернизировать эти классические труды наилучшим образом.

К сожалению, из-за политической неразберихи в Китае в это время - книга так и не была опубликована, а все записи отца были уничтожены.

Чжан ДаЦюань

Перед своей поездкой в Шанхай отец получил от Шуй Чжэ И (знаменитый мастер стиля У Цзянцюань из Пекина) рекомендательное письмо к мастеру Чжан Да Цюань, который обучался вместе с У Цзяньцюанем (ред: - основатель стиля У). Мастер Чжан пригласил отца к себе домой. После краткой беседы они сдвинули мебель в большой комнате, мастер Чжан завязал себе глаза, и они скрестили руки. Чжан продемонстрировал невероятное мастерство в -«искусстве понимания» («Дунь Цзинь»). В каком бы направлении не двигался отец, мастер Чжан мог определить его центр тяжести и вывести из равновесия, он также мог управлять движениями отца при помощи техник «большого круга». И это при условии , что мастеру в этот момент было 84 года, да и глаза у него были завязаны ! [Ред: Описание опыта студентов в туй-шоу с Чжан Дацюань можно найти в выпуске 1 журнала Ji Hong Tai Chi, стр. 39].

Отец начал свои тренировки у мастера Чжана, во время которых постоянно изумлялся его искусству туй-шоу. На одной тренировке в парке, отец заметил, что во время туй-шоу с группой учеников - Чжан часто откидывается на пятки во время толчка. Он нашел уязвимую точку у мастера! Когда пришла очередь отца толкаться, он задумался - должен ли он воспользоваться очевидной ошибкой в технике Чжана или же он должен позволить мастеру сохранить лицо и победить? Отец решил не пытаться воспользоваться преимуществом и был легко побежден мастером Чжаном. Вскоре после этого, один из старших студентов Чжана подошел к отцу и сказал: «Я заметил, что ты нашел слабое место у мастера, но не воспользовался им. Тебе повезло. Смотри, что будет!». В этот момент, другой новый студент (с большим опытом во внешних боевых искусствах), который пришел к тем же выводам, что и отец, скрестил руки с Чжаном. Он сконцентрировался на его пятках. Без какого-то заметного усилия Чжан отправил его в далекий полет прямиком в лужу. Отец понял, что, вместо потери равновесия при балансировании на пятках, Чжан Дацуань на самом деле сужал свою центральную ось, в результате чего - небольшое движение при такой оси приводило к мощному результату. Отец усердно изучал эту концепцию и был очень благодарен Чжан Дацуаню, который научил его - как сужать свою центральную ось и контролировать центральную точку противника. Он почувствовал, что это значительно усилило гибкость движений и улучшило быстроту его реакции.

Шао Пинь Гэнь

В Шанхае отец встречает ещё одного адепта стиля У Цзянцюаня - Шао Пиньгэня. Они познакомились после особенно изматывающей тренировки. Пожимая руку, отец бессознательно «растворил» силу Шао. Тот, заметив движение, воскликнул: «Превосходно. Но почему вы не сделали следующий шаг (пэн)?» Сначала отец озадачился, но потом сообразил, что он все еще думал о тренировке туй-шоу. Шао сумел определить очень тонкое движение энергии просто через рукопожатие! Он пригласил отца в гости, и они разговаривали о тайзци до утра. Так началась продолжительная дружба между отцом и Шао.

Шао в детстве болел полиомиелитом, и одна его нога была парализована. Уже взрослым, он весил только 105 фунтов (пер: около 48 кг). Но несмотря на это - он был увлечённым адептом тайзци и, как и мой отец, постоянно тренировался. Из-за инвалидности он не мог использовать мощный ближний стиль туй-шоу, вместо этого, Шао развил молниеносную реакцию. Отец описал его как «усик кузнечика – обманчиво мягкий, но невероятно быстрый». У Шао Пингэня отец научился, как ускорить свою собственную реакцию и фокусировать в доли секунды всю свою силу на маленькой точке оппонента. Помня о дружбе с отцом, мастер Шао показал мне существенные секреты своего мастерства и тренировок, когда я посетил его в 1985 году.

Позже отец описал эти три месяца тренировок в Шанхае как «глубокий и внутренний опыт». Он изучил у многих мастеров различные элементы тайзци: - Фу Чжун Вэнь научил отца глубинам формы стиля Ян и туй-шоу, а также редким упражнениям фа-цзинь стиля Ян; - Ма Юэ Лян учил отца туй-шоу стиля У Цзянцюаня, а его жена - У ИнХуа - обучала форме стиля У.

Отец поразил этих мастеров своей устремленностью и рвением в изучении тайзци. Спустя время, эти же самые мастера щедро наставляли меня в своем искусстве. В 1983 году Ма Юэ Лян учил меня фехтованию с мечом стиля У, а У Ин Хуа - форме, а позже они напишут отцу хвалебное письмо. В 1985-86 годах Фу ЧжунВэнь обучал меня стилю Ян.

Во время пребывания в Шанхае отец сравнивал себя с пчелой, перелетающей со цветка на цветок и пробующей разный нектар. Он хотел получить столько опыта, сколько это былло возможно за такой краткий период времени, надеясь, что у него будет возможность разобрать и проанализировать этот опыт после возвращения домой. Обладая научным подходом, отец вел два журнала во время своего пребывания в Шанхае. В один он записывал словесное описание тренировок и демонстраций, которые ему приходилось видеть, а в другой – свои первичные толкования и анализ. К сожалению, во времена культурной революции оба этих журнала были уничтожены.

Часть 3.

Благодаря Гу Люсинь мой отец смог познакомиться со многим выдающимся мастерами тайцзицюань Китая. Мастер Гу  восхищенно рассказывал о моём отце, о его поразительных способностях достичь за столь короткое время  и без наставления опытного учителя  такого высокого уровня и понимания. Подобные слова, высказанные  от столь уважаемого и известного человека, как мастер Го Люсинь, были настоящей  похвалой. Учитель Гу был очень щедрым  человеком, и поэтому я  даже   несколько раз  получал  уникальную возможность тренироваться вместе с ним  -  в 1982 г. я провёл семь напряжённых дней тренировок, посвящённых практике туйшоу; в 1984 г., когда учитель Гу Люсинь помогал Дженнифер, я смог проработать форму Чэнь, а в 1985 и 1986 гг. -  мне довелось ещё несколько раз тренироваться и получать наставления от столь выдающегося учителя.
 

У моего отца была возможность познакомиться с несколькими известными мастерами тайцзицюань, со многими из них он начал переписываться и обмениваться опытом. Также мой отец опубликовал несколько статей в различных китайских спортивных изданиях и журналах о здоровье. В 1964 г. он пишет две статьи о «спиральной силе», вызвавшие настоящую сенсацию. Гу Люсинь позже пошутить о моём отце: «В то время как статьи Ло Цзихуна публиковались по всему Китаю, я имел на руках аналогичные статьи, отвергнутые редакторами!». В 1964 г. в китайских обществах по изучению тайцзицюань  начались споры: одни учителя заявляли, что «спиральная сила» является уникальной особенностью лишь одного стиля – чэнь, а другие, в том числе мой отец и учитель Гу Люсинь, утверждали, что «спиральная сила» характерна для всех направлений тайцзи. Исследователи и практики по всей стране начинают выражать свою точку зрения  и публикуются  в национальной китайской периодике (что было очень необычно для Китая того времени). Мой отец пишет третью статью, которая являлась заключительной в цикле его работ о «спиральной силе», которая, из-за смены политического режима Китая в 1964 году,  так и не будет  опубликована.

Мой отец обсуждал некоторые темы тайцзицюань. О туйшоу он говорил: «Лишь научившись контролировать самого себя, вы научитесь контролировать вашего противника». По поводу целительной силы тайцзи говорил следующее: «Сознание –  оказывает очень сильное влияние на организм человека. Отношение к жизни и восприятие жизни могут быть как причиной заболевания, так и причиной выздоровления». Отец часто говорил, что его невероятное исцеление связано как и с оптимистическим настроем, так и с усердными занятиями тайцзи. Обучение и тренировки выработали в нём привычку всегда находить научное обоснование способностям, которые на первый взгляд казались сверхъестественными.

В Шанхае мой отец встречает студента Чжан Дацюаня -  трёхкратного обладателя золотых медалей, поступившего в Шанхайский Институт физкультуры. Он советует отцу для исследования  воздействия тайцзицюань на тело человека -  изучать его физиологию. Но отец пошёл ещё дальше. Вернувшись домой, он  получает возможность, в качестве вольнослушателя, посещать местный медицинский колледж. Он изучает анатомию и даже приобретает человеческие скелеты для исследования структуры позвоночника и сочленений; посещает медицинский колледж традиционной китайской медицины, где изучает меридианы человеческого тела и движение ци по каналам. Для изучения методов приложения силы - он проходит курсы по механике и физике. Мой отец рассматривал тайцзи как систему, к которой надо подходить с научной точки зрения.

 

Часть 4.

 

 

 

Вернувшись в Шанхай, отец проводит свое время в переосмыслении новых теорий, используя их в ежедневных тренировках. Круг его учеников расширяется, и он все больше времени отдает обучению. Именно тогда отец приступает к разработке так называемого метода обучения ЦзиХун. Отец верил в пользу открытой дискуссии между учеником и учителем, он считал, что квалифицированный учитель должен не только показывать, как надо делать, но также  и объяснять, исходя из теории и принципов тайзци. Отец использовал свои навыки совмещать традиционную китайскую философию с  западным подходом аналитического мышления. Он чувствовал, что если он сможет подчеркнуть правильное понимание принципов тайзци, то можно будет привлечь новое поколение адептов, и тем самым  обеспечить будущее тайзцицюань.

Отец рассматривал себя как проводника:  для хорошего учителя недостаточно показать «другую сторону реки», он также должен объяснить ученику  безопасный способ как туда добраться.

 

Культурная революция

В 1965-м году  здоровье отца  настолько восстанавливается, что он может снова приступает к работе. Его назначают управляющим на шахту в сотне километров от дома, гдеон работает весь день, а по вечерам обучает все возрастающее число студентов.

В 1966-м году начинается один из наиболее беспокойных эпизодов в истории Китая. Культурная революция приводит к периоду хаоса и разрушения, последствия  которого чувствуются и по сей день.

    Отец, который  когда-то  был преподавателем  английского языка, дружил с иностранным священником и получил образование  до революцией 1949-го года, становиться «врагом народа». Однажды на шахту заявляются  хунвэйбины, хватают его и привязывают к дереву. Они  целый день продержат его под палящим солнцем, обвиняя  в «преступлениях» и требуя, чтобы он назвал своих сообщников. Один из учеников рискует своей жизнью, чтобы принести ему воды. Отец попросит его поспешить  домой и предупредить семью, а также умоляет ученика спрятать его книги по тайзци и дневники. Тогда два его ученика бегут в город и предупреждают семью о случившемся. Один ученик берет все книги отца и прячет их у себя дома. Другой  прячет личные дневники отца, но, к несчастью, его ловят хунвэйбины, которые, найдя дневники и записи отца, уничтожают их.

Отец был признан «виновным» и осужден на лагерные работы для «перевоспитания». В лагере, где ему  запрещают заниматься тайзци, он все же ухитряется тренироваться - по ночам он практиковал цигун и «сидячее» тайзци,  в душе, когда охранники не следили- отрабатывал движения тайзци

Лагерные охранники могли быть очень жестокими. Например, один, особенно злобный, любил во время вечерних политзанятий  выстраивать узников на коленях с руками за спиной, проходя сзади, он громко кричал обвинения, и пинал так, что узники падали лицом вниз, а иногда он даже разбрасывал  перед ними острые камни, чтобы те  разбили лицо. Ну а поскольку у отца была репутация мастера тайзци,  то, его, чтобы ему было дальше падать, ставили на колени на груду кирпичей  высотой более, чем тридцати сантиметров. Однажды, охранник, крича и пиная всех, добрался и до отца.  Отец  же рассеивал энергию ударов, используя сильное внутреннее давление, отработанное при занятиях стилем Хао. Как бы охранник ни старался, он не мог даже сдвинуть отца с места! В конце концов,  он настолько разозлился, что ударил отца ногой с разбегу.  Ну а отец, слегка повернув тело, перенаправил силу удара, и охранник свалился на землю. Но для маскировки своих действий отец, перекатившись через плечо, сделал вид, что громила добился своего. Тем не менее, после этого инцидента охранники начали относиться к отцу с опасливым уважением. 

Позже отец рассказывал, что именно тайзци спасало ему жизнь в лагере. Однажды охранник пытался избить его лопатой, но отец, применив фацзин, отбил удар так,  что лопата вылетела у охранника из рук. Охранник, заорав, убежал от страха, когда  отец спокойно поднял лопату, чтобы просто поставить ее на место. После этого,  куда мой отец ни шел, его всегда сопровождали  несколько охранников, у которых, к тому же была  и инструкция -  не приближаться к нему ближе, чем на 2 метра, так как он считался «опасным».

В 1971 году отцу отправляют работать в сельскую коммуну. У него стало чуть больше свободы, и он  начинает осторожно по вечерам учить своих товарищей упрощенному тайзци.

В 1972 году отцу позволяют вернуться на шахту простым рабочим. Он начинает налаживать связи из своей прошлой жизни и восстанавливает  переписку со старыми друзьями и коллегами. Отец узнает, что многих из них, подобно Гу Люсиню и Хао Шаожу, постигла такая же, как и его, участь.  В 1973 году я переезжаю жить к отцу. Днём, пока он работает на шахте, я учился и отрабатывал упражнения тайзци. Каждый вечер я тренировался несколько часов на занятиях отца и еще долго после ухода последнего ученика. Именно тогда я  становлюсь преданным, как и мой отец, к тайзци и  понимаю, что тоже хочу стать учителем тайзци.

До конца культурной революции, которая продолжалась вплоть до падения «банды четырех» в 1976 году, у-шу (включая тайзци) преследовалось властями. Отцу приходилось обучить меня и небольшую группу учеников в различных тайных местах. Среди  учеников был и мой кузин Питер У (знаменитый инструктор тайзци и обладатель золотой медали, проживающий ныне в Австралии)  Помню, что одним из самых любимых мест  для занятий - было ночное местное кладбище, мы знали, что хунвейбины не захотят проверять его.

В 1975 году к власти приходит  Дэн Сяопин, который поддерживал научный способ мышления и академические дебаты. Гу Люсинь решил, что это  было самое подходящее время для публикации обширной работы по пяти основным стилям тайзци. После консультации с Хао Шаожу, Гу попросил отца обновить и дополнить его старую работу про мастеров у-шу. Однако, когда Дэн Сяопин теряет власть,  прекращается вся работа, а все записи утеряны.

После падения «банды четырёх» в 1976-м году, отец был реабилитирован и восстановлен в прежней должности на шахте. Он часто осуждал культурную революцию. Во время этого десятилетнего периода, национальный прогресс в боевых искусствах остановился, и многое было потеряно для будущего поколения. Отец почувствовал, что время уходит, и он должен передать свои знания и искусство как можно большему числу людей.

Отец увеличил время занятий, постоянно оттачивая свое искусство, и посвятил больше времени преподаванию. Его репутация росла, и все больше и больше людей приходили к нему учиться. Он принимал всех и не требовал платы за обучение. В 1978 году он начал обучать девушку по имени Гу Дайцзюань (Дженнифер), которая становится одним из его лучших учеников.

Отец ушел на пенсию в 1983-м году, когда ему было 63. Хотя он и  был в прекрасной физической форме, а уровень его тайзци все еще повышался, он все же хотел посвятить больше времени преподаванию.

В 1984  году   в Ухане проводились Международные соревнования по тайзци и владению мечом  -  одно из самых крупных событием в тайзци со времен культурной революции. Отец привез на соревнования меня и Дженнифер. Он был очень рад снова встретиться со своими бывшими учителями и коллегами – Гу Люсинем, Ма Юэлян (стиль цицюань), У Иньхуа (стиль уцюань), Фу Чжунвэнь (стиль ян) и Сунь Цзяньюнь (стиль сунь).

 

Я  выиграл золотую медаль по традиционным формам тайзци среди мужчин, а Дженнифер – золотую медаль среди женщин. Мы оба были очень счастливы, что отец смог увидеть это. Он  был очень горд за нас нами и доволен тем, что его методы обучения  смогли пройти проверку  на таком престижном событием.

После соревнований отец поехал к друзьям на месяц в Шанхай. Его слава росла, и многие просили его написать о его опыте. Коллеги отца были очень впечатлены его достижениями в тайзци и предлагали на бумаге изложить его теории и практические советы.

Отец посетил своего старого друга Шао Пиньгэнь, который заметил, что отец значительно повысил свой уровень тайзци, но он все ещё  был ограничен формой. Он предложил отцу покинуть уровень «запретного города» и выйти на уровень «свободного города», где дух тайзци  важнее, чем форма, и адепт больше не «занимается», а, скорее, становится частью тайзци.

После возвращения домой отец возобновил преподавание. Много из его прошлых и нынешних учеников приезжали, чтобы выразить уважение и тренироваться под его руководством. Каждый день появлялись новые ученики. Многие адепты хотели скрестить руки с отцом, чтобы проверить свои силы, и он никогда не отказывался от дружеских вызовов. Отец не только был польщён таким вниманием, но он серьезно задумывался, как сохранить его наследие тайзци для будущих поколений.

14 июня 1984 года, вернувшись из трехдневной поездки, он обнаружил перед своим домом группу учеников, ожидавших тренировки. Он провел тренировки с каждым из них,  но, собравшись зайти  в дом и позавтракать, появилась еще одна  группа, а за ней – ещё одна. Отец,  который никогда в своей жизни не отказывал ученикам, уделил свое внимание каждому из них. Через некоторое время он почувствовал слабость. Мама, поняв, что что-то не так,  вызвала скорую. Приезда врачей пришлось ждать больше двух часов, хотя до больницы было только 7 км. До их приезда отцу попытался помочь оказавшийся рядом «народный» целитель.  Убедившись, что его усилия не приносят результата, а положение отца более серьезно, чем он вначале думал, «доктор» внезапно прекратил свои попытки и убежал. Когда приехала скорая, было уже слишком поздно – несмотря на все усилия, отца так и не удалось спасти.

Вскрытие показало, что все внутренние органы были здоровы и, казалось,  что они принадлежали гораздо более молодому человеку. Доктора сделали вывод, что причиной смерти было истощение. Отец был таким самоотверженным учителем, что использовал всю свою энергию и ци на туй-шоу, и его организм просто отказался работать.

Отец всегда говорил, что тайзци вернуло ему здоровье, когда у него нашли заболевание почек. Тайзци помогло ему в тяжелые времена и принесло славу. Но, при этом, глубокая преданность отца тайзци привела к его смерти.

  

Заключение.

 

Отец сожалел от трех вещах, связанных с его жизнью в тайзци.:

  - В 1963-м году, во время первого визита в Шанхай, Гу Люсинь попросил его быть одним из редакторов планируемого им журнала по тайзци, который должен был стать первый общекитайским журналом, посвященный тайзци, где мастера всех стилей обменивалсь бы своими идеями и методиками тренировок. К сожалению, журнал так и не начал издаваться.

-  Вторая причина заключалась в том, что отец понимал, что знания, полученные им в Шанхае, позволили ему поднять тайзци  до уровня, достичь которого могли очень немногие.  Но события культурной революции не только остановили этот процесс, но даже несколько понизили его возможности. И, даже хуже, по мнению отца, культурная революция послужили причиной для регресса тайзци во всем Китае.

 - И, наконец, после своего возвращения из Шанхая в 1984-м году, отец, как мне кажется, чувствовал, что ему осталось немного времени. Он отчаянно хотел изложить все свои идеи и опыт на бумаге и надеялся восстановить свои уничтоженные дневники. К сожалению, времени  на это у негоо так и не хватило..

 

 Надеюсь, что  история жизни моего отца  вдохновит адептов тайзци  на  высокие достижению. Думаю, что его биография показывает, как решительность, преданность и  убежденность могут преодолеть препятствия. Не ждите «внезапного» просветления – оно приходит только после долгих и упорных усилий.

Мой отец был великим человеком, но он не был суперменом. Он достиг своего мастерства благодаря  изучению и тяжелым тренировкам на протяжении всей своей жизни.

Его дело будет продолжено – здесь, в Колледже Тайзци   Цзи Хун (Ji Hong), где мы следуем созданным им методам обучения. Успехи наших студентов – лучшее доказательство эффективности этих методов.

 

Ло Хун Юань