Даосский Центр "Великая Река"
Туй-шоу представляет собой верх мастерства в боевых искусствах PDF Печать E-mail
Литература
Автор: Alberto   
26.03.2006 15:00

Статья Сержа Дрейера о Туйшоу

«Туй-шоу представляет собой верх мастерства в боевых искусствах»[1]

Я рад, что мне попалось на глаза это высказывание Мастера Ван Янниня, напечатанное в тридцать четвертом номере Бюллетеня Ян-цзя Мицюань тайцзи-цюань  за август 2000 г. Надеюсь, что  эта мысль даст возможность по-новому оценить перспективы развития искусства толкающих рук в нашем стиле. Особенно, беря во внимание тот факт, что последние пятнадцать лет туй-шоу (ТШ), в частности, на Тайване, находилось на стадии спада. И если  преждевременно говорить о снижении роли ТШ на Западе, мы все же должны признать, что очень мало преподавателей нашего стиля уделяют достаточно внимания  практике толкающих рук со студентами, и еще меньше – готовят их к соревнованиям. Я не говорю о том, что целью занятий ТШ обязательно является участие в состязаниях. Но мы не можем не признать доказанный факт, что в настоящее время, как на Западе, так и на Востоке, толкающие руки в турнирах и/или соревнованиях являются лицом различных стилей тайцзи-цюань (ТЦ). Другими словами, развитие какого-либо стиля в ТЦ более-менее опирается на толкающие руки. Хорошим примером тому может служить преобладание стиля Чэн Манцина в США. Другой пример я могу привести из собственного опыта. После первой своей встречи с Ли Юн Лунгом и его студентами в Баоду (Внутренняя Монголия), я получил письмо от одного из его старших учеников. Он просил меня поучаствовать в китайских турнирах по ТШ с целью продвижения имени Чжан Цинлина (учителя Ван Янниня). Этот вызов, принять который сейчас я не могу, заставил меня задуматься над нынешним положением ТШ в нашем стиле и о его будущем.

Я думаю, что данная проблема имеет два аспекта. С одной стороны, немного людей в настоящее время занимаются ТШ, с другой же – только массовость может обеспечить появление конкурентоспособных спортсменов для участия в состязаниях. В мои задачи не входит сейчас обсуждение методик обучения адептов. Однако я обращаю особое внимание на то, что практиковать толкающие руки можно как в мягкой и спокойной манере, так и с использованием силы и скорости. Оба подхода обладают своей яркостью и наполненностью, что зависит от степени вовлеченности партнеров. Мне кажется, что нет необходимости говорить о превосходстве или неполноценности одного из подходов, по крайней мере, пока победа или поражение не являются конечной целью практики.

В спорте (не говоря уже о творчестве или ремесле) одаренные личности могут выявляться из группы занимающихся. В тоже время, какой-либо определенный вид спорта может приобрести общенациональный или региональный характер (например, баскетбол в США, футбол в Европе, настольный теннис в Китае и т.д.). Поэтому, кому-то может показаться, принимая во внимание наследие Ван Янниня, что регулярные занятия ТШ  хотя бы половины адептов стиля Ян-цзя Мицюань тайцзи-цюань, независимо от их уровня, привели бы к появлению талантливых спортсменов, способных высоко нести знамя нашего стиля. В свою очередь, они смогли бы поделиться своими знаниями и опытом с любителями, не заинтересованными в участии в состязаниях.

Но как бы многообещающе не выглядела эта картина, опасность кроется здесь в возникновении феномена однородности и усредненности. Действительно, пройдя через множество соревнований и в качестве участника, и в качестве судьи, я вынужден признать, что спортсмен, сталкиваясь со сложной ситуацией, обычно начинает полагаться на сильный корень и скорость, а иногда и просто на физическую силу. Поэтому каждый следующий поединок кажется похожим на предыдущий. Это заставляет нас задуматься над формой. Как может такое разнообразие форм привести к скучному однообразию в применении? Довольно часто этот сложный вопрос стараются не обсуждать на Тайване и в Китае, ссылаясь на легендарные возможности мастеров прошлого, или обвиняя нынешних студентов в лености. Подобный ответ ни в коей мере не удовлетворяет мое любопытство. Поэтому, перестав участвовать в соревнованиях, я начал анализировать свои выступления, будь то победы или поражения. Сильное ощущение неполноты и незавершенности преследовало меня. Я чувствовал, что, добиваясь совершенства в овладении ТШ, всегда добросовестно выполнял все наставления Мастера Вана – но все равно чего-то не хватало. Это было не разочарование в том, что я не был лучшим из лучших, не амбиции, которых давно уже нет. Это была скорее разница или несогласованность в выполнении мной формы и практике толкающих рук. В любой статье или книге по ТЦ упоминалось о тесной взаимосвязи формы и ТШ  (не говоря о сань-шоу или сражении). Более того, все учителя, с которыми меня сводила жизнь, подтверждали это. Однако я не смог проследить эту связь ни в своих занятиях, ни наблюдая за другими учениками Ван Янниня. И только еще спустя несколько лет преподавания я смог найти ответ на этот вопрос.

Раньше я использовал в ТШ короткий шаг (узкую стойку, высокую стойку)[2] 2 для того, чтобы моим менее опытным партнерам или ученикам было удобнее, и они смогли ощутить эффект от своего толкания. Но как только я чувствовал «угрозу»,  я переходил на широкий шаг (широкую стойку, низкую стойку). Однако со временем я понял, что короткий шаг давал мне возможность открыть для себя новую технику отражения атак. В узкой стойке я глубже чувствовал свои слабые места. Проблема заключалась в том, что в широкой стойке для отражения атак партнера мне было достаточно использовать только свои корень и мягкость (гибкость). Эти же качества оказывались бездейственными в высокой стойке, что заставляло меня более творчески относиться к работе с соперником.  Как раз тогда я и вспомнил события 1970-х годов. В 1976 г. я начал заниматься ТШ с Ван Яннинем, который, видя мое стремление к совершенству, постепенно передавал мне больше и больше своего опыта. В период с 1977 по 1978 гг. он акцентировал внимание на том, что лучше в толкающих руках использовать короткий шаг. Я следовал этому совету на занятиях, но мгновенно забывал о нем на турнирах и соревнованиях. В то время я не осознавал в полной мере значения и смысла этого наставления. Теперь я хотел бы  поделиться с читателями бюллетеня своими размышлениями.

Короткий шаг в толкающих руках полностью согласуется с нашей формой, где вес тела должен быть перенесен на заднюю (опорную) ногу. Уже это одно заставляет нас вставать в узкую стойку. Поняв это, мы можем и далее проследить связь формы с ТШ. Например, короткий шаг в толкающих руках заставляет адепта относиться чрезвычайно аккуратно к выравниванию пяток в стойке. Без этого мы рискуем потерять равновесие, делая шаг назад. Неоднократный опыт потери баланса подобным образом заставляет нас обращать особое внимание на выравнивание пяток в форме. Механику этого движения можно отрабатывать при выполнении dan tong bei (взмаха крыла журавля) в форме с целью дальнейшего применения надлежащим образом в ТШ.

Короткий шаг (узкая стойка) также побуждает нас с творчеством подходить к отражению атак партнера, поскольку в этой стойке невозможно полагаться на сильный и прочный корень. Здесь скорее необходимы подвижность (изменчивость), мягкость (быстрота) в контакте и движении, расслабление (способность следовать за соперником) и находчивость. Например, только осознав это в полной мере, я смог применять в ТШ шаги ба-гуа.

Короткий шаг, в свою очередь, неудобен в использовании для тех людей, которые озабочены исключительно победой в поединке. С его применением значительно возрастает риск потери равновесия, особенно в выполнении ТШ с фиксированным шагом с противником в широкой стойке. И именно в подобной ситуации открыл я для себя все богатство нашего стиля. Именно здесь возникает понятие проигрыша ради усовершенствования. Другими словами, мне открываются неожиданные решения тогда, когда  я расслабляюсь, следуя за противником. С первого взгляда это кажется легко, но на самом деле очень трудно – мешает эгоизм и внутренние защитные силы. Человеческое тело до последней клеточки заполнено различными видами запрограммированных реакций, рефлексов, которые сковывают нас, не давая возможности расслабиться. Таким образом, для того, чтобы признать и принять «потерю» корня и равновесия необходимо время и самоотверженность. Все это представляет собой интересный и эффективный метод самопознания.

Когда идея расслабления и следования за партнером стала принципиальной для меня в ТШ, я не только приступил к совершенствованию используемых мной техник, но и стал рассматривать ТШ в качестве пути для своего духовного развития. Я смог провести аналогии с изучаемыми мною книгами (например, «Дао де цзин») и понятием бездействия (спокойствия?) non-action. Когда я чувствую расслабление и в то же время могу нейтрализовать атаку моего оппонента, принцип бездействия обретает смысл как в моей реальной, так и в духовной жизни. Действие в этом случае становится синонимом мысли. В завершение, я бы хотел добавить, что принятие поражения позволяет мне лучше «слышать» партнера/оппонента. Даже более того, приводит меня в состояние эмпатии, способности психологически поставить себя на место другого человека. В этом смысле, ТШ становится для меня чем-то вроде общественной деятельности (взаимодействием с партнером/оппонентом), открывающей возможность самостоятельного поиска духовности. В моих словах не кроется ничего экстраординарного, за ними стоит просто практический опыт со всеми его взлетами и падениями. Как замечал Виктор Гюго, главное - не достичь цели, а идти к ней.

Я не могу обещать того, что, используя описанный выше подход, вы станете чемпионами в толкающих руках. Все что я могу, так это поддержать вас в стремлении открыть для себя ценные и глубинные аспекты нашего стиля, переданные нам Ван Яннинем. Конечно, моя статья незавершенная,  и я не претендую ни на полное понимание искусства ТЦ, ни и на истинность и точность своих слов. Я был бы доволен, если бы мой опыт использования короткого шага помог некоторым занимающимся согласовать выполнение формы и ТШ.

Кто-то может расстроиться из-за того, что я не написал хвалебной статьи о своем учителе, Ван Яннине. Во-первых, я считаю, что уважение между людьми передается от души к душе на энергетическом уровне, и для этого не требуются статьи. Во-вторых, самый лучший способ выразить свое почтение учителю – это попытаться развить наш стиль, и в частности ТШ – искусство, которое особенно ценит Ван Яннинь и на совершенствование которого он надеется.



[1]Кто-то может оспорить это высказывание, назвав сань-шоу верхом мастерства в боевых искусствах. Думаю, что моей компетенции в данном вопросе недостаточно для его обсуждения.

[2]Расстояние между ногами в коротком шаге зависит от роста занимающегося. Например, мой рост 182 см, и в моем случае короткий шаг – это 20-30 см между внутренней стороной пятки задней ноги и пяткой передней ноги.