Даосский Центр "Великая Река"
Сын Учителя PDF Печать E-mail
Литература
Автор: Alberto   
02.09.2007 01:17

Эта статья описывает встречу автора с Мастера Тайцзицюань Чжу Чуансянем в августе 2007 года в Пекине

 

В Китае необычное и неожиданное может ожидать любопытного за следующим поворотом. Только не за тем, куда стремиться весь людской поток. Идти нужно в том направлении, в котором мало кто (или вообще, никто) не идет. Тогда, в благодарность за доверие, Удача будет раскрывать свои зыбкие тайны. Так, пустынный храм можно найти посреди торговых хутонгов, а мастера тайцзи можно встретить рядом с помойкой. Однако, лишь везения здесь не достаточно. Нужно терпение. Ну, и, конечно, связи. Как говорят в Альбионе, нужно быть “well connected”. Сочетание всего этого – любопытства, желания идти своей дорогой, удачи и терпения приводит к любопытным результатам. Одним из таких «опытов» стала для меня встреча с Мастером Чжу Чуаньсюанем. Встреча состоялась благодаря тому, что мой друг, Ховард (он же – Ван Хуайсян), сын Мастера Ван Цзие, очень ценит дружбу с Чжу Чуансянем и считает его также другим своим учителем, наряду с отцом.

Ховард до этого много раз рассказывал мне о Мастере Чжу и о том, что он один из немногих людей, которые могут делать вещи, похожие на то, что делает его отец. Мне, действительно, очень хотелось познакомиться с этим выдающимся человеком. И вот, в нашем «боевом лагере» эта встреча и состоялась.

Как-то днем, Ховард заглянул ко мне в номер, где я тренировался в борьбе с наседающим потоком корпоративного спама в электронной почте, пользуясь кратким промежутком между реальными занятиями Гунфу – «Альберт, внизу Мастер Чжу. Я бы хотел тебя с ним познакомить!».

В холле сидела компания китайцев. Ван Цзие сидел в компании пожилого китайца. Это и был мастер Чжу. Была молодежь – ученики Вана, были также несколько учеников Мастера Ван Цзие – они постарше. Кто-то готовил чай, кто просто сидел и слушал. Разговор, хотя правильнее было бы назвать это «трепом», шел о боевых искусствах, о сплетнях о мастерах и т.п. Видимо, это сильнее всего и занимает всех, как простых людей, так и мастеров. Ховард формально меня представил Мастеру Чжу и сделал вежливую попытку присоединить меня к разговору. Для меня, единственного иностранца в компании Ван переводил, но, в сущности, ничего достойного упоминания я, к сожалению, не уловил. Увы, незнание китайского иногда очень мешает. Хотя, возможно, даже и узнав содержание беседы двух стариков, мне бы все равно нечего было бы потом рассказать. Немного посидев в компании, для приличия, я пошел на занятия. На последок Ховард пообещал мне, что у меня еще будет шанс «коснуться» Мастера Чжу.

Этот шанс представился мне через несколько дней. Накануне, Ховард объявил мне что утром следующего дня мы поедем в Пекин навестить Мастера Чжу и поэтому мне придется пропустить утренную тренировку с Мастером Ван Цзие. Что ж, надеюсь, это стоит того.

В микроавтобус загрузились Чжан Синьбинь (это Мастер по тунбейцюань, один из боссов Пекинской Ассоциации У-шу), китаянка, ученица Ван Цзие со стажем занятий лет 20, ученик Ховарда, молодой парнишка лет двадцати пяти (я видел его на Тайване, больше года назад, он только начинал заниматься), со стажем года два-три, сам Ховард, я и моя жена Оля. Ей предстояло сыграть роль фото-, видео-оператора.

До Пекина ехать было довольно долго – наш «лагерь» был расположен даже за окраиной. По пути Ховард мне много говорил о Гунфу, о разнице в том, что и как делается здесь в Китае, и дома, на Тайване. Я спросил его, в чем он видит главное различие между местными людьми и тайваньцами. Поразмыслив секунду, Ховард ответил: « В Китае люди ставят на первое место Власть, а потом Деньги. А на Тайване наоборот». Россия застряла где-то на середине этого пути. Мы уже поняли, что Власть – еще не все. Но не научились ценить Деньги больше Власти.

Кроме того, Ховард немного просветил меня относительно истории стиля, который практиковал Мастер Чжу. Он был сыном Чжу Хуайюаня (16.05.1911 – 27.02.1999)., довольно известного Мастера стиля Ян. В свою очередь, он изучал Гунфу у другого не менее известного человека – Ван Юнцюаня . А тот изучал тайцзи непосредственно в семье Яней – официально у Ян Чэнфу, а неофициально, у Ян Шаоху и отца обоих «младших» Яней – Ян Цзяньхоу. Ван Юнцюань был также учителем Вэй Шужэня, другого очень известного (современного мастера тайцзи).

Русская публика наверняка знакома с этими именами – я имею ввиду книжку Ван Юнцюаня. С его книгой «Секретные техники тайцзи-цюаня стиля Ян» нас познакомил М.М. Богачихин. Также, его старанием переведена «Истинная Техника тайцзи-цюань стиля Ян», изданная Вэй Шужэнем.

Добавлю еще одно имя для справки. Старший Чжу был учителем очень известного мастера – Ши Мина. Того самого, который очень знаменит своими демонстрациями использования «пустой силы» - линькунцзинь. Линию Ши Мина продолжают много людей, в том числе и в России. Здесь преподает один из лучших его студентов – Виктор Сяо, соавтор Ши Мина в его известной книге «Mind Over Matter».

Мы вышли из микроавтобуса и стали ждать. Ховард позвонил Чжу и сообщил, где мы его ждем. Мастер Чжу вскоре появился. Одет он был застиранную майку с надписью «Table Tennis», которую, видимо, раздавали участникам регионального соревнования в Хунань в 2004 году. Обычные для китайцев хлопковые брюки и тапочки. Видно, что он просто вышел из дома в близлежащий парк. Мы шли мимо какой-то стройплощадки, с изумлением я за забором увидел людей, которые делали Чэнь, и даже различил европейские лица. Европейцы везде, в том числе и в тайцзи. Немного ревную, выходит, я не один такой – «любитель закоулков». Мы вошли на эту стройплощадку – оказалось, это и есть парк. Здесь когда-то занимался Чжу Хуайюань, а сейчас занимается его сын, Чжу Чэнсян. Парк совсем маленький и весь изрыт каналами – ведутся какие-то строительные работы. Все точно сбылось – куча мусора, рядом с которой занимается один из выдающихся мастеров современного тайцзи.

Сначала чувствовалось какое-то колебание в отношении Мастера Чжу. Он как бы не знал, что делать. Его сомнение объяснил Ховард – Чжу редко общается с посторонними, поэтому он как бы не знает, что от нас можно ожидать – может «сумасшедший русский» просто накинется на него. Кстати, недавно, такая история действительно приключилась на Тайване в нашем парке Синьлун. Один «непонятный» адепт, прочитал мой блог и решил повстречаться лично с людьми, о которых я писал. Что в точности было, я не знаю, но результат был очень некрасивый – Ван Цзие впервые в многолетней практике выгнал этого адепта из парка. Поэтому опасения старых мастеров относительно молодежи можно понять.

Ховард успокоил Мастера Чжу и сказал, что сначала он сам потолкается со мной и с молодым китайцем, которого звали Чэн. Сначала Ховард несколько раз, не напрягаясь «пошвырял» меня по парку, а потом потолкался с молодым Чэном. Посмотрев на это, Чжу заметил, что Чэн, китаец, более восприимчив. Что это значит, мне потом Ховард разъяснил – Чэн «честно» давал силу Ховарду, который затем ее использовал. Я же постоянно «скрываю» силу, не расширяю ее, тем самым затрудняя демонстрацию. Затем, сразу же Мастер Чжу пригласил меня толкать его. Я старался, чтобы мои движения были твердыми и прямыми. Результат был хорошо знаком по парку Синьлун - я чувствовал, как мои стопы поднимаются от земли. Чжу просто поднимал меня, используя мою же силу. Как и Ван Цзие. Ощущение было сходным, но другим. Поработав немного со мной, Чжу начинает что-то объяснять. Китаянка тем временем пытается пробовать что-то похожее со мной. Это дает мне хороший шанс сравнить ощущение. Ничего подобного тому, что делал Чжу – просто ничего не происходит.

Однако, Мастер Чжу давал нам массу возможностей ощутить свое прикосновение. Иногда он просто накладывал ладони на мои ладони, а иногда он позволял схватить свои руки или положить ладони на его предплечья. Эффект был одинаковый – он просто делал тела людей как бы невесомыми и потом двигал. Разница между реакцией разных людей была значительной. Если молодой Чэн отлетал на метров 7-10, то я делал не больше 3-4 шагов. Сила чувствовалась, но ее влияние на мое тело было не так велико. Возможно причина в том, что я самый тяжелый из всей компании? Возможно, способ, которым я управляю своей силой как-то сказывается на том, что делает Чжу. Ответа пока у меня нет.

В промежутках между уроками «прикосновения» Мастер Чжу пытался также дать нам наставления. Самое сложное, по его словам – расслабиться. В обычном состоянии «ум» заставляет нас использовать физическую силу для достижения цели. Уйти от этого «шаблона» действия – вот смысл подлинного расслабления.

Постепенно Чжу начинает просить меня использовать все больше силы. Что называется «со всей дури» толкаю…Он показывает, что не использует силу при демонстрации корня, убирая руку-пэн в любой момент, но в то же время легко меня поднимает в воздух, когда захочет. Мои пятки отрываются от земли и я как бы падаю в пропасть. Попросив меня давить на него с крайней силой, он лишь касаясь меня кончиками пальцев, отправляет меня в полет на несколько метров. Ощущение такое, что он «растворяет» меня и мою силу. Буквально. Интересно, что молодого Чэна он придавливал к земле очень часто, а меня не разу. Закурив, Мастер Чжу продолжает нас толкать одной рукой, так как в другой держит сигарету. Ох, уж и китайцы. Похоже, что здесь даже не слышали о вреде пассивного курения. Предлагает и мне закурить и очень удивлен, когда я отказался. Однако Чжу счастлив, так как Ховард балует его тайваньским «Davidoff».

Действительно, все больше убеждаюсь, что Ван Цзие и Чжу делают очень очень похожие вещи. Ощущение действительно сходно. Когда Мастер Ван ловит меня на чем-то, то ощущение огромного, мягкого молота, который прост вдавливает тебя в землю или просто сносит. То же было и Чжу.



Анализируя движения Мастера Чжу, теперь я бы сказал, что они использует только руки. Вообще не было заметно ни ног, ни поясницы. Обращаюсь к Ховарду за объяснением. Ответ был такой, что, по его мнению, это именно и есть ограничение, с которым столкнулся Мастер Чжу. И что он сам это признает. Несмотря на это, Ховард говорит, что Чжу, по его мнению, последний человек, который владеет подлинным искусством семьи Яней. Хотя возможно и не полностью.

Крайне интересная «сессия» продолжалась около полутора часов – с Чжу толкался Чэн, китаянка, Ховард. Чжан Синбину, кажется, тоже предлагают поделать туйшоу с Чжу, но он отказывается. Причина, конечно, мне не понятна. Собственно, Чжан Синбина привели просто для знакомства с Мастером Чжу, так как Ховард попросил его взять на себя заботу об этом вообщем-то никому не известном Мастере.

Моя жена Оля, которая терпеливо снимала все это на видео (Чжу любезно это разрешил) и фото, также разделила со мной впечатления – очень искренний и простой, как она выразилась «беспонтовый» дед. Действительно, он совершенно не имел ауры «мастерства». Кстати, это особенно нам стало очевидно после встречи с патриархом стиля Чэн Фэн Цзичаном. Вот от него точно веяло «мастерством». Чжу держался удивительно скромно, если не сказать робко. Хотя очень много смеялся и радовался как ребенок, когда у нас хоть что-то получалось по его мнению достаточно хорошо.

Чжу очень похож на своего отца – тот же «старичок». Ведь ученики часто снимают учителей уже в старости, когда они становиться достойными того, чтобы их запечатлеть. А молодые фото учителей – только в их архивах…. Еще одно напоминание об отце - теннисная футболка с региональных соревнований 2004 года в Хунань. Уж не подсознательная ли память ли об отце, который был большим любителем не только тайцзи, но пинг-понга? А может сам мастер Чжу любить поиграть в настольный теннис?

Я пользуюсь паузой в разговоре и прошу Мастера Чжу взглянуть на мою форму. У меня есть небольшая надежда, что форма моего стиля (Ян-цзя Мицюань Тайцзицюань) и его стиля (Ян) имеют общий корень, так как восходят к Ян Цзяньхоу. Демонстрирую несколько движений. Мастер Чжу поправляет меня и говорить, что надо больше открываться в движениях, при этом расслабляя конечности. Однако, когда я еще раз повторяю свой вопрос, то он говорит, что нет, эта форма совсем другая. Моя надежда исчезает и я задаю вопрос – а не видел ли он раньше что-то подобное. Да, говорит, видел. Несколько лет назад к нему в гости заходили несколько европейцев с такой же эмблемой как у тебя на майке – они делали похожую форму. И задавали такой же вопрос. Вот так! Это кто же мог быть!? Кто-то из моих европейских или американских друзей?? Ну дела. Не такой уж этот дед и скрытый… Хотя Ховард и говорит, что Чжу преподает в том же парке, что и его отец, и очень похож на него в этом – оба очень мало известны за пределами парка и определенных кругов любителей Боевых Искусств. Ховард говорит, что Чжу, по крайне мере официально, никогда ни с кем не боролся. Вообще довольно заметно, совершенно мирный старичок.

Потом он немного показал свою форму – пару движений. Формы Чжу довольно широкие – характеристика стиля Ян. Было бы интересно посмотреть на форму в его исполнении.

В конце нашей встречи было – фирменное блюдо. «Исчезающий» палец Мастера Чжу. Он дает свой палец, затем палец все еще в кулаке и вроде он есть, а потом его снова нет. Т.е. палец никуда не исчез, а вот связи с пальцем и телом его владельца уже нет. Прикольное ощущение.

Сессия завершается небольшим интервью. Мастер Чжу рассказал немного о себе. Он родился в 1939. Всю жизнь работал на стройках. Насколько я понял, никакого образования, кроме среднего у него нет. На мой вопрос, сколько лет он уже занимается тайцзи, он отвечает – скоро будет одиннадцать. Мне показалось, что я ослышался. Оказалось, нет. Дело в том, рассказывает он, что ему изначально не нравилось тайцзи. Однако, его отец постоянно вынуждал его заниматься. Если его отец не приходил в парк, по какой либо причине, то он был вынужден заменять его. Поэтому он не любил тайцзи и совершенно не старался заниматься. Все изменилось после того, как умер его отец.

Чжу осознал, что он является теперь носителем традиции. Он начал стараться ПОНЯТЬ, что есть Тайцзи. И постепенно, через старание и терпение, он понял и оказался там, где он есть.

Мне интересно, в чем причина его занятий воинскими искусствами. Ответ меня озадачил не меньше, чем предыдущий. Мастер Чжу искренне отвечает – я ищу друзей. Для него парк и занятия – просто повод встретить старых и новых друзей, поболтать. Иногда они приходят ко мне домой…

Затем он посетовал на то, что самая сложная вещь для него – найти людей, подходящих для обучения. Он сам старается учить, но люди не понимают. Он просто не находит студентов и это очень его расстраивает. Ховард сказал мне, что сейчас у Мастера Чжу реально занимается лишь два человека.

Потом, традиционно, наступило время обеда – китайская культура во многом ориентирована на еду. Как выразился мой друг, Серж Драейр, food-oriented culture. Мы пошли в ближайшее кафе, где мы с Ольгой впервые попробовали то, что называется «горячий котел». Это своеобразный «монгольский фастфуд». В горячий самовар бросают кусочки мяса, грибы овощи и потом все это поедают компанией. Весело и вкусно, особенно если запивать это традиционным гаоляном. Разговор и тут шел о воинских искусствах. Мастер Чжу щедро делился со мной и с окружающими своими знаниями и всегда давал «почувствовать» и «соприкоснуть руки». Еще раз был показан «палец».



Гаолян подействовал и мастера раздобрели. Я понял, что Ховард высказывал ему «отцовскую» почтительность, а Мастер Чжу просто заботился о нем, как о своем сыне.

Обо мне Мастер Чжу тоже не забыл. Последний раз он ошарашил меня тем, что сказал, что когда в следующий раз приедет в Москву, то обязательно меня посетит, так как я ему понравился. Я не понял, что меня больше поразило – то, что он уже был в Москве. Или то, что я ему понравился.

Следы посещения Мастером Чжу Москвы я нашел на сайте Виктора Сяо http://www.tjq.ru/wan-yunq.html Кстати, в данной статье использованы частично материалы этого сайта – транскрипция имен и даты. За что авторам сайта большое спасибо. Надеюсь, возражений у них не возникает.

Мастер Чжу написал мне на память несколько иероглифов, которые я затем использовал для заказа каллиграфии:

Будь расслаблен в спокойствии и неподвижности. Точка контакта выровнена также.