Даосский Центр "Великая Река"
Классификация китайских боевых искусств PDF Печать E-mail
Литература
Автор: Альберт Ефимов   
24.03.2008 00:58

Перевод главы из книги Brian K., Elizabeth G. "Chinese Martial Arts and Training Manuals"

Перевод Н. Чижова 

 В данной статье обсуждаются различные способы классификации китайских традиционных боевых искусств. Хотя правильнее, рассматриваются мифы о способах классификации....

Классификации китайских боевых искусств. Внутренние и внешние. Северные и Южные. Шаолинь и Удан.
Здесь приведены несколько систем классификации китайских боевых искусств. По большей части они не точны в своих определениях. Многие из них это современные нововведения,  и  достаточно спорны в  употреблении. Но так как  эти понятия широко используются в современных книгах о боевых искусствах,  я решил написать о них,  чтобы  помочь читателю обойти  множество наслоений, которые  приукрашивают китайские боевые искусства.

Внутренние и внешние.
       Эта система классификации  всегда рождала  множество споров. Согласно этой системе любое китайское боевое искусство  или  внутреннее, или внешнее, другими словами, либо это «мягкий стиль», либо это «жесткий стиль».  Предполагаемое отличие основывается на предпочтении в тренировках либо внешней, либо  внутренней силы. По сути это можно свести к ответу на вопрос: уделяет ли стиль большое внимание   взращиванию  энергии ци или нет.  Или схожее  деление этой же классификации: внутренние искусства  делают упор на изучении защитной стратегии, в то время как внешние искусства занимаются стратегией нападения.
      Согласно этой классификации, Синъи, Багуа, Тайцзы - три великих внутренних стиля. Все остальные внешние. Схема аналогичная системе Удан-Шаолинь.
       На самом деле  разделение внешнего и внутреннего  это ложная дихотомия. В Синъи  адепты делают  много отжиманий и приседаний -  упражнений для внешней силы. Так же и в Хун Гар (Hung Gar), по всей видимости, внешнем искусстве, существуют внутренние упражнения, такие как Стальная Проволка (Iron Wire), посвященные внутреннему развитию. В действительности же любой оформленный стиль имеет как внешние, так и внутренние элементы. Деление внешние-внутренние также не заслуживает нашего доверия,  как нововведение,  впервые оно  было использовано  в последние дни  династии Цин и в начале периода республики.

Северные и южные.
         Эта система классификации в основном используется в отношении шаолиньских стилей. Девиз этой системы – «северные ноги, южный кулак». Южные шаолиньские стили якобы  имели превосходно развитые кулачные техники  и не особенно уделяли внимания ударам ногами и  схемам передвижения. Так же предполагается, что  южные  шаолиньские стили характеризуются низкими устойчивыми стойками, множеством  форм ладоней и способами их применения. В противоположность им, северные стили используют широкий спектр ударов ногами,  акробатику и  высокие стойки, но менее искусны  в  кулачном бою.
          Основа этого разделения лежит  в географических отличиях севера Китая от юга. Север ассоциируется с большими открытыми пространствами, люди в основном передвигаются  пешком или на лошадях. На юге же, пространство ограничено ломаными линиями рек, рисовых полей, гор и люди передвигаются  на лодках.
           Дело в том, что эта классификация  пытается стать исключением из общего правила. Существует так много верных определений, в которых полностью игнорируется их географическая составляющая, что подобная классификация кажется просто  бесполезной. Другая проблема состоит в том, что адепт  северных стилей не соответствует представлениям о том, что он  поверхностен  и  слаб в кулачном бою, аналогично, сторонник южных  стилей не   согласиться,   что  удары ногами  в его стиле  редки в сравнении с их северными соседями.
       На Тайване  я беседовал со многими, пытаясь получить более полную систему о стилях произошедших  из южных, северных  и центральных  районов Китая. В итоге стало ясно, что  стиль не основывается на географических особенностях,  но чаще всего на конкретном  источнике этого стиля.

Шаолинь и Удан.
          Эта классификация  смесь двух предыдущих с тем лишь  добавлением,  что в основе некоторых  боевых искусств лежит даосизм, а некоторых буддизм. Естественно, создание и развитие даосских  боевых искусств приписываются даосским адептам живущими в районе гор Удан.  Наиболее великие из даосских искусств гор Удан - Синъи, Багуа и Тайцзицюань. Напротив,  буддистким монахам Шалоиньского храма или храмов  приписываются буддистские боевые искусства, включающие  все стили, которые не относятся  к Удану.   
          Эта классификация скорее из области легенд, чем реальных фактов.  Конечно, Уданские горы были  пристанищем для огромного числа даосских храмов, однако,  ни одно из трех уданских боевых искусств не было здесь создано. Точно так же, шаолиньский храм  трудно назвать  родиной или центром создания всех боевых искусств, которые не являются тремя уданскими.
          Эта классификация вперыве была использована Национальной Академией Ушу (National Guoshu Academy)  в 1920 году, чтобы разделить стили боевых искусств, которые преподавались в то время,   на две большие группы.
          Как уданская ветвь (состоящая из Синьи, Багуа и Тайцизюаня) оказалась в одной группе  довольно сложная история. Многое тут связано с личной дружбой между мастерами, со связями  и  привязанностью к родному городу. В итоге,  коалиция мастеров,  которая сложилась  к концу 19 века, считала себя  учителями именно уданских боевых искусств.
          Реальным основанием для  разделения Шаолиня и Удана было просто, что в составе  коалиции были такие просветители как Сунь Лу Тан  (Sun Lu Tang) и Ли  Цун И (Li Cun Yi). Они просто выбрали  этот лейбл,  отделяющий их боевые стили от всех других групп и стилей. Лейбл  сама по себе был произвольным, и эта классификация наименее содержательна из всех трех.

Религия, нравственность и боевые искусства.
        И, наконец, последнее  популярное  заблуждение. Часто в книгах и статьях пишут о «даосских воинских искусствах» или о «буддистских воинских искусствах», подразумевая некоторую связь между религией, философией и боевым искусством. Например, тайцзицюань часто называют «даосским боевым искусством», рассматривая его в связи с религией,  как воплощение даосской философии. В этом же ключе, различные шаолиньские стили рассматриваются через призму  религиозного тренинга, как вид медитации в движении.
        Это новая, европейская, очень  притягательная идея,  которая лежит в основе    большинства ньюэйджевских боевых искусств. Во время правления династии Цин,  владение боевым искусством рассматривалось просто как  ремесло  или профессия, такое же, как профессия  каменщика. Я точно уверен, что  если вы подошли бы к цинскому бойцу и спросили бы его буддистское или даосское его искусство, он посмотрел бы на вас как на сумасшедшего. И ответил бы в духе : «боевое искусство - это боевое искусство, религия - это религия, и они не связаны». И  был бы прав.
       По аналогии, представьте себе стрелка в  охотничий сезон, подойдите  и спросите его: этот винчестер .30-.30, что у вас в руках, это католическое или протестантское ружье?  Как и цинский боец, он посчитает вас ненормальным.   Существует масса видов  ружья:   гладкоствольное, пневматическое, автоматическое, полуавтоматическое. Группировать  их с точки зрения религии или философии будет напрасным трудом, также как и китайские боевые искусства, а между тем  совсем недавно так и было сделано.
         Идея того, что боевое искусство связано или с даосской, или с буддистской философией родилась, когда  боевые искусства престали быть  профессией,  и стали формой развлечения для высшего и среднего класса китайского общества. Процесс начался в последние годы 19 века и развился  к началу становления  республики (1912).
         Для повышения престижа  своего боевого искусства,   преподаватели  стали соединять китайскую философию со  своим учением и практикой.  Они привнесли элемент  интеллектуальной игры в  то,  что прежде было просто профессией. Смесь философии и упражнений для здоровья сделало боевые искусства интересными и привлекательными для среднего класса китайского общества  начала двадцатого века.  Тоже самое можно увидеть  в современной Америке. Западный бокс  все еще остается  профессией, потому что зарабатывает деньги, просто уча  бить другого по голове, без всякой   эзотерики. Поэтому это не совсем популярное  времяпровождение для среднего американского класса. А тайцзыцюань  же имеет  более широкий и теплый прием, так как это развлечение  связано с экзотичной и эзотеричной философией.     
         Конечно,  цинский инструктор боевых искусств использовал такие термины как «Инь» и «Ян», «пять элементов», или «ци» или «цзынь», когда обсуждал  свое искусство. Но от большинства западных людей ускользает,  что эти термины не связаны напрямую с даосской философией или религией. Такие концепции как «Инь-Ян» или «ци» просто часть традиционного китайского мировоззрения. Использование в лексиконе этих терминов не позволяет сказать, что  этот человека -  даос, а  просто показывает,  что он или она  - китайцы.
          В том же ключе, многие полагают, что занятия  боевыми искусствами воспитывает в человеке нравственность  и  «чтобы быть мастером,  надо быть мастером над собой, все великие бойцы имели воинскую добродетель» (по-китайски «wu de»). Предположение,  что бойцовские навыки каким-то образом воспитывают личную нравственность, или, что никто не может достичь высокого уровня мастерства в боевых искусствах пока не станет  добродетельным, конечно же, абсолютный нонсенс. Беглый просмотр биографий искусных бойцов прошлого и настоящего похоронит любые сомнения, что боевое искусство равно нравственной добродетели.  Хорошо известный пример - Майк Тайсон. Опытный боец и опасный противник, он совсем не святой. Так же как и Ли Цу И (Li Cun Yi ) выдающийся китайский боец, мастер Синъи и Багуа, но его нравственность оставляет желать лучшего. Во время «боксерского» восстания он собственноручно убил безоружных миссионеров и публично этим хвастался. Никто не сомневается в его воинском искусстве, но его нравственность  под серьезным вопросом. Есть, конечно, в любом поколении процент  искусных мастеров, которые к тому же еще прекрасные и честные люди, но нет никакой  связи между их нравственностью и их занятиями боевыми искусствами.
           Идея того, что воспитание  нравственной  личности  каким-то образом является неотъемлемой частью занятиями китайскими боевыми искусствами, по большей части происходит из китайских рыцарских рассказов (wu xiao). Как и западные, китайские новеллы о рыцарстве, они повествуют о  смелых  и опытных бойцах, чья    нравственность и добродетель безупречны. Подразумевается, что это они достигли как результат изучения боевых искусств. Так же как и на Западе  wu xiao  имели мало отношения к реальности.
            Но это не значит, что нельзя  использовать боевые искусства как путь  самовоспитания. Одна из основных причин, почему  в Китае родители отдают детей в школу боевых искусств, проста: воспитание. Занятия  дисциплинируют и  обеспечивают  детей необходимой физической нагрузкой. Большинство современных китайских боевых  программ были созданы именно с этой целью. Это оказалось  возможным, только когда  воинское искусство перестало быть искусством  профессионального владения оружием и стало формой развлечения и хобби.